DusterClubs.ru - Рено Дастер Клуб (Россия) » Рено Классика » RENAULT НА РУССКОМ ФРОНТЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
    Панель управления  
 

Главная
Форум Дастер Клуба

Отзывы владельцев
Бортовые журналы на форуме
Характеристики и цены
Дастер в России
Документация
Фотографии
Видео
Автофрамос
Доработки Дастера своими руками
Новости в мире Рено
Рено Классика
Allience Renault-Nissan
Аксессуары и тюнинг для Рено Дастер

 
     
    Статистика отзывов  
  Authentique - 35
Expression - 49
Privilege - 109
Luxe Privilege - 28
1.6 л. бензин - 83
2.0 л. бензин - 112
1.5 л. дизель - 26
4x2 - 74
4x4 - 147
МКПП - 188
АКПП - 33
Оценка 1 - 3
Оценка 2 - 3
Оценка 3 - 27
Оценка 4 - 67
Оценка 5 - 121

Все отзывыОставить отзыв
 
     
   Последнее на форуме  
 
Gislaved NF 100 vs Nordman 5 vs...
Сегодня в 00:19
Штатная антенна
Сегодня в 00:02
 
     
   Популярные новости  
  » Поздравляем участников клуба с Новым Годом 2017 !!!
  • Произведен первый кузов Рено Трафик
  • Как новый стенд Renault отражает ценности бренда?
  • УКРЕПЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ RENAULT
  • Nissan Releases Serena S-HYBRID
  • Обновлённый Рено Флюенс (Renault Fluence) или фаза два.
  •  
         
    Запчасти по низким ценам

     
     

    RENAULT НА РУССКОМ ФРОНТЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

     
    В русской истории Renault не так сложно найти главное действующее лицо, роль которого трудно переоценить. Граф Алексей Алексеевич Игнатьев во
    время той войны был связующим звеном между Россией и Францией – с 1912 по 1917 год полковник Генерального штаба занимал должность военного агента в Париже и руководил размещением военных заказов на французских заводах. О том, как устраивались подобные дела, можно узнать из его мемуаров «Пятьдесят лет в строю», изданных уже при советской власти, – после революции граф перешел на сторону большевиков: «Такая же конкуренция и неразбериха царили и в автомобильном деле, и мне стоило больших трудов добиться от французского генерального штаба ответа на личный запрос Сухомлинова о сравнительной оценке автомобильных фирм.

    Эта табличка считалась секретным документом, как могущая нанести ущерб той или другой частной фирме. Французам, впрочем, не было нужды этого опасаться, так как выбор наш был уже навсегда сделан: фирма «Рено» через услужливого и ловкого полковника Секретева, любимца Сухомлинова и даже самого царя, задолго до войны захватила монополию на автомобили в русской армии». Конечно, насчет монополии «красный граф» сильно преувеличивает – автомобильный парк царской армии не состоял из одних лишь «Рено» и даже отличался большим разнообразием марок, в том числе и немецких. но с началом войны армия стала комплектоваться машинами, закупленными у непосредственных союзников по анти-германской коалиции – Франции, Великобритании и Италии, а также сохранявших до 1917 года нейтралитет соединенных Штатов Америки. А вот среди французских автомобильных производителей Renault действительно выбился в лидеры по закупкам.

    Произошел этот рывок буквально за пару лет и перед самой войной. Когда в 1911 году Военное министерство устраивало первый пробег грузовых автомобилей с целью выбора оптимального типа, то среди участников не было ни одного Renault. только на следующий год фирма отправила в тяжелейший пробег по российским дорогам два своих грузовика – оба выдержали испытание на «отлично», отмечалась только недостаточная мощность мотора. В том же году открылось отделение Renault в Cанкт-Петербурге, расквартировавшееся не где-нибудь, а на невском проспекте в так называемом «Доме Вавельберга» – монументальном особняке в стиле итальянского Возрождения. Делами фирмы в имперской столице заведовал Польсико, по воспоминаниям современников, очень деятельный и оборотистый персонаж, готовый на все ради успеха фирмы Renault. Cимволично в такой ситуации и то, что представительство Renault.


    За свою деятельность во время войны Луи Рено удостоился звания кавалера ордена Почетного легиона – высшей награды Франции, а благодарные соотечественники называли его не иначе как «спаситель нации».

    В русской армии основной продукцией Renault оставались машины. К 1 июля 1917 года из 12 377 автомобилей, находившихся в русской армии, 737 были сделаны фирмой Рено. Французская марка занимала третье место по численности после американских White и Packard. на все это тратились миллионы рублей из казны, причем машины покупались порой по завышенной цене.

    Только на второй год войны стало понятно, что России необходима собственная автомобильная промышленность. Инициатором постройки нескольких заводов в 1915 году выступил Центральный военно-промышленный комитет, предложивший создать автомобильную промышленность путем государственного кредитования частных предприятий. Из десятка заявивших о себе претендентов выбрали лишь пять и среди них – акционерное общество «русский Рено», основанное специально для постройки заводов: инструментального в Петрограде и автомобильного в Рыбинске. наверняка и тут не обошлось без вездесущего Полясико – его подпись стоит на договоре «русского Рено» с главным военно-техническим управлением. Кроме постройки автомобилей в договоре прописали и возможность выпуска авиационных моторов. Первоначально проект договора на сумму 61 093 600 рублей предусматривал постройку тысячи полуторатонных грузовиков и двух тысяч трёхтонных, часть из которых оснащалась лебедками.

    26 ноября 1915 года в своем письме Полсико убеждал ответственного за постройку заводов генерала Кривошеина, что сдаст военведу 10% всей партии к 1 января 1917 года, а целиком выполнит заказ к 1 августа 1918 года. однако при окончательном распределении поставок «русскому Рено» доверили сделать только 1500 грузовиков.

    21 февраля 1916 года Николай II высочайше утвердил распоряжение совета министров об отпуске денег пяти будущим автомобильным заводам. В мае того же года в Рыбинске начали возводить корпуса будущего завода. Одновременно началась и кампания по оповещению общественности – журнальные полосы заполнила реклама «русского Рено», а завод в Бийянкурске посетили депутаты Государственной думы. Журнал «Автомобиль» писал об этом визите российских парламентариев в No18 за 1916 год: «На примере этого завода наши депутаты могли составить себе представление о том, как должна быть оборудована автомобильная мастерская, работающая для военных надобностей. В настоящее время на заводе Рено работают денно и нощно 17 000 рабочих исключительно над изготовлением предметов государственной обороны. Размеры завода с начала войны увеличились втрое; теперь он является одним из самых крупных предприятий, работающих по заказам союзных наций».
     
     


     
    Мы вместе!
     
     

     
         
     
     
     
     Реклама
     
     


     
         
     
    Реклама